?

Log in

No account? Create an account
Анонимус

damadiluma


Знать, что происходит

А еще лучше - понимать!


Previous Entry Share Next Entry
Загадки Воспитательного Дома
Анонимус
damadiluma

Москвичам и многим  гостям столицы хорошо знакомо красивое здание, построенное в классическом стиле в самом центре города в непосредственной близости от Кремля, выходящее фасадом на Москворецкую набережную и занимающее практически полностью пространство между остатками Китайской стены, улицей Солянка и впадением Яузы в Москву-реку. Это здание даже можно было увидеть на пятитысячных денежных купюрах 90-х годов прошлого века.  Однако, с этим, так гармонично вписывающимся в облик старой Москвы ансамблем, связано несколько странностей, которые сегодня уже далеко не очевидны, но которые наводят на некоторые вопросы, обсуждение коих и есть предмет настоящей статьи.

На фоне гигантских соседей, таких как одна из крупнейших в Европе гостиница «Россия» и одна из «сталинских высоток», а также других каменных сооружений по обе стороны Москвы реки, наше здание не выглядит сегодня особенно впечатляющим. Но это было не всегда так.

Kurinnoy-pole-Kulikovo-2_s.jpg

На наружной стене со стороны Китайского проезда можно увидеть пару скупых табличек, сообщающих, что это архитектурный ансамбль 18 века и что здесь бывал тов. Ленин, выступая перед революционными ткачихами. Однако, любопытный турист сегодня ни под каким предлогом ни попадёт внутрь этого ансамбля. Туда нельзя войти, там нельзя фотографировать. Все входы охраняет военный караул. Собственно это происходит вот уже без малого два с половиной века. Казалось бы ну и что. Мало ли у нас режимных объектов. Возможно, что таких действительно не много. Случайно ли здесь оказалось это здание в виде неприступной крепости или изолированного от внешнего мира монастыря. Попробуем разобраться в истории.

Размещение рассматриваемой в статье территории на карте современной Москвы. Красной точкой обозначена Церковь Всех Святых на Кулишках, построенная Дмитрием Донским в память павших на Куликовском поле.


Здание Воспитательного Дома в Москве было построено по личному распоряжению императрицы. Указ об основании сего учреждения вышел из-под пера Екатерины II 1 сентября 1763 года, а здание уже было заложено в день ея величества рождения 21 апреля 1764 года. Инициатором и горячим вдохновителем проекта был некто И.И. Бецкой. Личность сама по себе чрезвычайно интересная и заслуживающая отдельной статьи [1]. Ему было высочайше поручено ни много - ни мало переделать диких и невежественных россиян в «нормальных» людей. Бецкой получил в своё распоряжение колоссальные финансовые ресурсы и рьяно взялся за дело, в чём видимо преуспел, т.к. в 1778 г. Сенат в торжественном заседании поднес Бецкому выбитую в ЕГО ЧЕСТЬ большую золотую медаль (беспримерный случай), с надписью: "За любовь к отечеству". Так вот, гражданин Бецкой, проживавший в городе С.-Петербурге, первым делом зачем-то решил полностью и на века застроить московские Кулишки. В пользе чего каким-то образом довольно быстро убедил императрицу и получил «добро», а вместе с «добром» 100 000 рублей (гигантская сумма по тем временам) лично от Екатерины.

Kurinnoy-pole-Kulikovo-4_s.jpg

После выхода распорядительных документов стройка приобрела небывалый размах и темпы. Нужно ещё поискать примеры такого внимания со стороны государства к другим предприятиям. Финансирование происходило из личных средств Императрицы, царевича, а так же средств тогдашней политической и экономической элиты Империи. Было создано, говоря современным языком, акционерное общество - «Московский Воспитательный Дом». За пожертвования в стройку давались вольные крестьянам, для знати был предусмотрен государственный чин камергера от коллегии и коллежского комиссара, а у кого всё это и так было, тот получал специально введённый (!) государственный орден. Это позволило в кратчайшие сроки (всего за неполные шесть лет) сдать этот объект, так сказать, госприёмке. Однако, уже на начальном этапе существования онного богоугодного заведения появляются некоторые странности, которые мы сейчас и обозначим.

Странность первая.

Здание, которому придаётся столь великое государственное значение строится в Москве, а не в столице, где  живёт императорская семья, автор затеи Бецкой и где, казалось бы, проще наблюдать за расходом столь выдающихся средств и вообще развитием проекта. Нигде больше до этого момента в России, включая Питер, подобных заведений не было. Почему начали строить в Москве?

Странность вторая.

Здание строится на месте, где строить крайне сложно, дорого и опасно. Местность нынешней Москворецкой набережной была очень зыбкой в то время. Каждую весну затоплялась. До половины 18-ого века на этой земле простирались сады и луга. Из строений были преимущественно бани, которые, кстати, были одним из наиболее рентабельных видов бизнеса того времени, и снос которых экономически был нецелесообразен. Практически все архитекторы, которым предлагалось возглавить строительство, отказались от проектирования на этом участке. Тем не менее, хотя не было никаких видимых веских причин, инициаторы проекта (в первую очередь Бецкой) с маниакальным упорством настаивали именно на этой территории.

Наконец, после долгих настояний 27 июня 1764 г. был получен «ордер» от гофтинтендантской конторы «...о имении при строении Воспитательного дома смотрения и показания...». Как упоминалось выше, указанное Бецким местоположение здания было признано нецелесообразным и Бецкому предложили занять место возле Крутицкого подворья (в районе Таганской площади). «Звонок сверху» решил дело не в пользу прагматичных проектировщиков. Утверждение в Петербурге получило именно «неудобное» место, указанное Бецким, где и началось строительство в 1764 г.

За дело согласился взяться архитектор Карл Бланк, активно участвовавший в перестройке современной ему Москвы 18 века (в основном старых церквей) и как раз завершивший к этому времени переделку Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря. Задание ему было простое: построить на болоте между Яузой и Москвой сооружение в «античном стиле [2]». Сегодня этот стиль называется «ранний классицизм [3]». Вопрос: почему бы ни подняться чуть выше, где посуше или вообще не выбрать иное место, где не нужны столь героические усилия по мелиорации? До сих пор здание имеет сложные системы подземного дренажа, заложенные ещё в 18-ом веке.

Странность третья.

Здание строится каменным! Сейчас это может никого и не удивит, но в Москве 18-ого века это было событие. В каменных домах жили только самые богатые и олигархические семьи той эпохи. Практически вся Москва была деревянной. Это совершенно оправдано. Леса, в окрестностях города, было «хоть отбавляй». Деревянные сооружения теплы, быстровозводимы, ремонтопригодны, относительно недороги. Было бы логично построить комплекс сооружений из дерева, что было бы много дешевле и, повторю, совершенно естественно для того времени. Но нет, возводится здание с такой толщиной каменных стен, что без всякого преувеличения, пушкой не прошибёшь. Проблема строительного материала решается очень просто. Разбирают стену Белого города [4] (!) и пускают камень на строительство Воспитательного Дома. Т.е. этот объект признаётся более важным, чем городская крепость! В любом случае Воспитательный Дом становится первым общественным каменным сооружением Москвы.

Странность четвёртая.

Размеры здания. Новостройка бьёт сразу многие рекорды для сооружений той поры. Первое многоэтажное общественное..., самое высокое общественное..., самое большое по площади общественное здание и т.д.

Здание протянулось в длину по набережной Москвы-реки от Китайского проезда до Устьинского моста на 456 м. Его средняя высота 27 м. Наивысшая точка - шпиль бельведера корделожи [5] возвышается над уровнем земли на 50 м.

Усадьба накрывает площадь 40 000 квадратных саженей. Архитектура такова, что вся площадь находится внутри огороженной территории, с узкими арками-воротами. Т.е. пройти на территорию постороннему невозможно. На таких площадях могли разместиться тысячи человек единовременно. Например, во время оккупации Москвы Наполеоном в Доме располагалось порядка 8 000 французов, не считая нескольких сотен не эвакуированных воспитанников. Для чего нужны такие площади не ясно. Они были заняты, по крайней мере первые четверть века существования Дома, не более чем на 10%. В других городах, впоследствии тоже открывались воспитательные дома и приюты, но ничего даже близко похожего там не строили. Либо строили нормальных адекватных размеров сооружения, либо вообще приспосабливали существовавшие на местах здания. Как правило при храмах. Не говоря уже о стоимости и сложности отопления, водоснабжения и содержания такого мега-здания. Оно обходилось «в копеечку». Мало того, что 50 000 рублей ежегодно выделяла из своих личных средств Екатерина (сумма соизмеримая с некоторыми статьями тогдашнего государственного бюджета), а так же несколько десятков тысяч царевич Павел, и многие богатые той поры (например, промышленник Демидов, граф Бестужев-Рюмин, графы Миних и Разумовский, многие другие [6]), так для содержания Дома были выработаны целые механизмы финансирования. Одним из таких механизмов была введённая на всей территории России монополия на изготовление игральных карт. Эта монополия приносила 600 000 рублей ежегодного дохода [7]! Кроме того, было повелено от комедий, опер и «всяких игрищ за деньги» брать четверть дохода в пользу Воспитательного дома. Т.е. весь игровой бизнес Российской империи работал на содержание проекта Бецкого. Были и другие источники [8]. Это странно. Всё могло бы быть проще и дешевле при той же эффективности (об этом чуть ниже). Неадекватность затрат потребностям вызывает недоумение. Здание явно возводилось на многие века вперёд, а не для решения текущих задач.

Kurinnoy-pole-Kulikovo-5_s.jpg

Ансамбль Воспитательного Дома. Проект в аксонометрии. Вид со стороны Москвы-реки. Видно, что была задача огородить даже парк перед карделожей до самого берега. Ограда охватывает и огромную пустующую территорию сзади и по бокам. Сегодня внешняя каменная стена уже не сохранена. Вместо неё стоит прозрачный забор, а по набережной проходит автострада. Пустующие территории на заднем плане сегодня заняты казармами, двумя столовыми (офицерской и солдатской) и 4-ым лабораторным корпусом. Пустая территория слева на рисунке остаётся незастроенной. На ней сегодня располагаются спортивные площадки и автопарк. Часть территорий до улицы Солянки отняты в 1976 году от общего ансамбля, что в какой-то мере привело к утрате непосредственной связи въездных пилонов  с комплексом зданий бывшего Воспитательного дома. Сейчас они стоят одиноко, являясь началом Воспитательного проезда, в названии которого сохраняется первоначальная история архитектурного комплекса, к которому ведет этот проезд.

В целом территория продолжает оставаться закрытой и недоступной для посторонних. Здание с усадьбой покрывает площадь более 13 гектар, имеет очень толстые стены, арочные коридоры, чугунные лестницы, много этажей и мощные подвалы. На такое строительство ушло огромное количество камня и прочих материалов.

Kurinnoy-pole-Kulikovo-6_s.jpg

Kurinnoy-pole-Kulikovo-7_s.jpg

Kurinnoy-pole-Kulikovo-8_s.jpg

Въездные пилоны Воспитательного проезда на ул. Солянке

Репродукция обмерного плана усадьбы московского Воспитательного Дома, 1801г.

Генеральный план усадьбы Воспитательного Дома , составленный А. Жилярди, 1847 г.

Странность пятая.

Поразительная опека об этом здании высоких лиц. Уходя из Москвы в конце лета 1812 года, москвичи, как нам говорят, сожгли город, что бы тот не достался врагу. Поджигается всё, кроме здания Воспитательного Дома. Его почему-то жечь не стали, хотя было очевидно, что это прекрасный хлебо-сольный подарок оккупантам. Не пожалели своих родных домов, а этот дом оставили. После грандиозного пожара это чуть ли не единственное уцелевшее помещение в Москве. Более того, происходит всеобщая эвакуация жителей. В Москве не остаётся ни одного мало-мальски значимого чиновника, кроме надзирателя Воспитательного Дома Ивана Акинфиевича Тутолмина. Тутолмин, имея какие-то полномочия от Александра, как только в город входят французы, идёт в Кремль и  просит аудиенции у Наполеона. Их принял граф Дюронель, которого Наполеон назначил губернатором Москвы. Трудно судить какие доводы приводил Тутолмин, но в результате встречи Дюронель приказал выделить для охраны дома конных жандармов с офицером. Были даже выставлены таблички с надписями на французском языке, говорящие о неприкосновенности этого дома. Дальше больше. Уходя через месяц из Москвы, взбешённый Наполеон приказывает взорвать всё, что ещё уцелело в городе, включая Кремль. Что и делается. Но чудо. В список попавших под уничтожение зданий не попадает Воспитательный Дом. Его не минируют и не уничтожают. От чудовищного взрыва в Кремле в Воспитательном Доме выбивает стёкла. И всё. Что руководило Наполеоном, когда он принял такое решение? Неизвестно. Наполеона, расстрелявшего из пушек египетских сфинксов и взрывавшего Кремль трудно заподозрить в сентиментальности по отношению к архитектурным памятникам. Возможно, его вела  любовь к беспризорным детям России.

Странность шестая.

Возможно главная странность. Коротко назовём её так - Бесполезность Воспитательного Дома.

По поводу вышесказанного мне могут возразить, что все гигантские затраты, масштабы проекта, внимание и забота о нём и т.д. объясняются благородными душевными порывами российской элиты той эпохи и вообще стыдно и цинично подходить к такому благому делу с калькулятором и линейкой. Все затраты есть ничто в сравнении со счастьем детей, коих приютил и взрастил Воспитательный Дом. И Бецкой был человеком чистых помыслов, пытавшимся приумножить мощь государства воспитанием (или, как тогда говорили, призрением) поколений граждан нового типа. И императрице мы обязаны низко поклониться за то богоугодное дело, которому она уделила столь пристальное внимание.

Однако, остановимся на минуту и позволим себе усомниться в том, что дети были целью проекта замечательного европейца-гуманиста И.Бецкого.  Упрямые цифры статистики заставляют нас несколько по иному взглянуть на его деятельность. Несмотря на колоссальные средства, затраченные на строительство, обустройство и содержание Воспитательного Дома, это было далеко не райское место. Смертность среди воспитанников в первую четверть века существования учреждения (т.е. как раз при Бецком), составляла в среднем около 100 %! Это означает, что количество поступавших для воспитания в Дом в любой произвольный год примерно равнялось количеству умерших в Доме в этом же году. Самыми счастливыми считались редкие годы, когда смертность опускалась до 70%. Но чаще она даже превышала 100%, оставаясь в среднем равной этому показателю. Многие авторы, пишущие на тему истории благотворительности в России, подходя к истории создания Воспитательных Домов, после многостраничных памфлетов в адрес Бецкого и Екатерины за их хорошее начинание весьма смущённо, как правило в конце своих од екатерининскому манифесту, мельком приводят эти цифры, которые нельзя обойти, уделяя им всего пару строк. Некоторые начинают даже оправдывать эти цифры, утверждая, что такое, мол, было время, и во Франции умирали много - не только у нас, и народец был тогда хилый..., вобщем всё нормально. Однако, даже в бедных крестьянских семьях той поры из 10-12 детей (что было нормой), до зрелого возраста доживали пять-шесть человек. Т.е. смертность не превышала 50%. При этом на содержание таких семей не выделялись сотни тысяч рублей. Здесь же умерли даже «знаковые» младенцы - символы нового дела, первые принесённые мальчик и девочка, которым сама императрица на открытии Дома положила по голландскому червонцу в пелёночку, и которых нарекли Катенькой и Павликом, в честь Екатерины и царевича. Не многие счастливчики могли похвастаться, что попали в Воспитательный Дом под присмотр Ивана Ивановича Бецкого и остались живы. Десятки тысяч (!) детей так и не стали людьми ни нового ни старого типа, сгинув в стенах, возведённых Бецким.

Интересно, что до постройки здания, пока дети жили в обычных домах того времени, смертность была высокой, но не ужасно впечатляющей. В 1764 году (первый год приёма детей) - принято 523 - умерло 424 (=81%), 1765 год - принято 793 - умерло 597 (=75%), 1766 год - принято 742 - умерло 494 (=67%). И вот, наконец, настаёт «долгожданный» 1767 год (год завершения строительства основного здания, куда переезжают дети) - принято 1089 - умерло 1073 (=99%!). Налицо резкий скачок смертности. Выйдя на этот уровень (около 99%), средняя смертность уже не падала до конца дней гуманиста Бецкого. Впрочем, даже в более позднее время, до конца 19-ого века, она составляла 87.7%, являясь самой высокой в государстве.

Князь Щербатов, в своем сочинении "О повреждении нравов России" отзывается о воспитательных домах весьма не лестно; по его словам в них "множество малолетних померло, а и поныне, через двадцать слишком лет мало, или почти никого ремесленников не вышло". Недаром о московском Воспитательном доме шла молва как о «доме ангелов смерти». Не помогали попытки опекунского совета отдавать принятых детей для вскармливания в деревни крепостным женщинам - кормилицам [9], это порождало только новые неразрешимые проблемы. В результате: «Мечты создать недостающего «третьего чина» и «нового рода людей» были развеяны самым беспомощным образом».

Однако это не смущает ни императрицу, ни других спонсоров. Ордена, деньги и награды продолжают сыпаться на голову Бецкого как из рога изобилия. Не будем приводить полный их перечень, т.к. он слишком велик. Любой спонсор или инвестор вправе был бы спросить: «а зачем я «закапываю» такие суммы? Где польза?» Но никто не спрашивает.

Всё это наводит на ряд размышлений. А были ли дети и их приют целью замысла отцов-строителей Дома? Может это была лишь ширма, а целью было что-то иное?

ВЫВОД

Вполне возможно, что целью постройки этого здания была... именно постройка этого здания. И именно на этой территории, а не на какой-нибудь другой. Вспомним, что как раз в этот период создаётся «новая Россия», совсем другая, нежели была до этого. Завершается дело, начатое Петром I по изменению традиций, веры, языка и обычаев русского народа. В эти годы расцветает творчество господина Милера [10], человека написавшего (переписавшего) историю России, которую мы сегодня изучаем со школьной скамьи. Люди со старинными русскими фамилиями Бланк, Жилярди, Витали, Шлёцер и др. перестраивают московские храмы и редактируют письменные источники. Активно навязываются новые общественные взгляды. Поносятся и дискредитируются такие сгустки традиционной русской морали как, например, Домострой. Рушится уклад жизни. Чего только стоит приводимый выше господин Бецкой с его идеей отлучать молодёжь от старших поколений, т.е. отрыва их от традиций и собственной истории. Возможно, что это были последние годы существования действительно старых документов, несущих в себе иную, нежели принятая сегодня, историческую концепцию. Может быть знакомство с этими документами «диких предков» и побудило на века вперёд застроить московские Кулишки неприступным сооружением, а радение о детях - это святое. Этим поводом можно оправдать любые затраты.

Так что же могло сподвигнуть к такому многотрудному предприятию.

Согласно работам по Новой Хронологии авторов А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, в частности работам «Москва в свете Новой Хронологии», «Новая хронология Руси», «Русь и Рим» и др., знаменитая крупнейшая битва средневековья, называемая сегодня Куликовской,   произошла на Кулишках, что ныне в Москве. Подтвердить или опровергнуть эту идею (которая, кстати, весьма хорошо обоснована, но вызывает бурные протесты со стороны современных приверженцев Милеровской версии) можно было бы проведя раскопки в районе Кулишек. И это не было бы трудной задачей. Более того, такие раскопки произошли бы естественным образом, даже помимо воли исследователей, если бы эта территория была застроена разнородными зданиями и сооружениями. Здания бы менялись, приходили в негодность, ветшали, сносились, достраивались и т.д. Земля переходила бы в руки разных собственников, которые непременно проводили бы грунтовые работы. Прокладывались бы новые коммуникации, рылись колодцы, возделывались огороды, вкапывались и ремонтировались трубопроводы, канализация, закладывались бы фундаменты новых сооружений. Короче, в течение времени перемещались бы довольно большие объёмы грунта и подземелье этих мест было бы неплохо изучено естественным образом. Попадались бы какие-то археологические находки или было бы известно о полном отсутствии таковых.

Однако, такая возможность на протяжении последних 240 лет практически полностью исключена. Сегодня предполагаемая территория битвы полностью накрыта мощным зданием бывшего Воспитательного Дома. Причём, внимание специалистов обращает на себя то, что в проекте большое место уделено именно планировке всей усадьбы, замкнутой и изолированной от внешнего мира [11].

Приведённые выше доводы позволяют предположить, что это не случайно. Команда, которой было поручено в 18 веке написать историю России, и в которую входил, видимо, Бецкой, достаточно быстро и совершенно обоснованно смекнула, что если перенести Куликовскую битву в даль дальнюю, то всё равно, рано или поздно реальное поле выдаст свои тайны. Поэтому надо не скупиться и его (это поле) отчуждить и  основательно застроить. И застроить не просто рядовыми деревянными постройками, которые вскоре будут обновлять или которые сгорят в очередном пожаре, а таким сооружением, которое простоит столетия, находясь под полным государственным контролем, пока уж точно новая история не укоренится в умах «людей нового типа». Не поскупились. Проект практически удался. Здание стояло, стоит и будет стоять ещё очень долго. А многочисленные захоронения на его территории, которые, возможно, могли бы дать науке о прошлом ценные сведения, будут грузиться солдатами в мусоровозы и выбрасываться на помойки.

Зато спокойно и красиво.

Kurinnoy-pole-Kulikovo-9_s.jpg

Рисунок Воспитательного Дома и его усадьбы середины 19-ого века. Возможно, это рисунок места бывшего в 14 веке полем знаменитой Куликовской битвы, места где покоится прах тысяч павших в этой битве воинов. Видимо утверждения, что Дмитрий Донской шёл на Куликово поле и обратно по дороге, которая сегодня есть улица Солянка, верны. Именно Солянка (бывшая Яузская) улица ведёт к воротам Воспитательного Дома. Именно здесь неподалёку Дмитрий Донской поставил  памятник павшим на Куликовом поле русским воинам - церковь «Всех святых» на Кулишках.

Бецкой не зря ел свой хлеб. Он славно потрудился, проделав огромную работу, и, похоже, всё рассчитал верно. Впрочем, самому Ивану Ивановичу обижаться на жизнь грех. За проделанные им труды с детьми неплохо платили. Он умер в преклонном возрасте (93 года от роду), сколотив гигантское состояние (около полумиллиона рублей). Вряд ли найдётся ещё одно такое время, когда труд педагога мог позволить стать одним из богатейших людей государства. Видно работа Бецкого была очень важна [12].

http://artifact.org.ru/soglasiya-i-raznoglasiya/proverka-na-mestnosti/498-igor-kurinnoj-nadgrobie-dlya-kulikova-polya.html


  • 1
А для чего было Екатерине и Наполеону скрывать настоящее место Куликовской битвы?

Да, конспирология по ходу текста цветет обильно. Но определенные вопросы к Бецкому и всей этой истории с Домом появляются.

А для чего было Екатерине и Наполеону скрывать настоящее место Куликовской битвы?

  • 1